АВТОР Маргарита Коломийцева

Павел устал. Павел просил, молил: Господи, ну где справедливость? Еще одна прожженная рубашка. Еще один подгоревший омлет. Еще одно холодное одиночество.

Стирает пыль и думает: Господи, где справедливость? Мне нужна Надежда, Надежда, Надежда… Нет, другие тоже ничего, но она…такая!

Еще один гнилой помидор. Вычищает холодильник. Еще один неудавшийся субботний завтрак. Поеду-ка я в Макдоналдс.

Ха, ха, ха! Пока все получается. Молодец, Ужастик!


Красота по-нашему
Жизнь прекрасна, когда вокруг столько унылых молодых христиан, жаждущих своего.

Павел.

Смотри не упусти его. В нем такой потенциал для Всевышнего, что мы просто не можем себе позволить упустить возможность, сделать из него несчастного самолюбивого хлюпика.

Павел надумал жениться. Конечно, лучше было бы, чтобы он не женился вовсе, и все время, силы и деньги тратил бы на себя и удовлетворение своих (читай: «наших») желаний. Лучше было бы, чтобы он не женился, и каждый день грешил, разжигаясь похотью и оправдывая ее естественностью желаний. Пусть бы он оправдывал свое нежелание ответственности, связанной с браком, недостатком образования, недостатком хорошего дохода, или просто общей расплывчатой «неготовностью». Со временем, его можно было бы либо убедить в возможности «гражданского» брака без обязательств, либо сделать из него закоренелого недовольного и придирчивого холостяка, для которого просто не находится подходящего идеала.

Но поскольку он все же решил жениться, ты выбрал верный курс, мотивируя его решение элементарной ленью – желанием избавиться от необходимости готовить себе завтрак и гладить рубашки, и жалостью к себе любимому – желанием избавить себя от одиночества и удовлетворить свою сексуальную похоть.

Думаю, что к Павлу, лучше всего применить нашу популярную методику «Красота по-нашему». Формулу ты знаешь. Твоя задача сконцентрировать его внимание на одном, определенном идеале, современном стереотипе привлекательных девушек. И еще. Постарайся, чтобы ему нравились только те девушки, которые так же, как и он ждут встречи с идеалом, и не за что не согласятся пойти за него замуж.

Удачи. Жду твоего следующего отчета.

Твой Главнокомандующий

Павел доел холодный Биг-Мак и смял фольгу в жирный комок. Желудок тянула вниз неприятная тяжесть. Несмотря на раннее время, клонило ко сну. «Что со мной сталось?» – подумал он, глядя на мятую рубаху и старые, джинсы. – «Нужно срочно браться за себя».

Через пол часа он уже подписывал абонемент в местном круглосуточном спорт зале.

- Спасибо за то, что выбрали наш спортивный комплекс. Сейчас наш тренер покажет Вам, как работать с тренажерами, – молодая девушка позвонила кому-то по телефону.

- Пройдемте, пожалуйста, за мной, – услышав голос, Павел обернулся.

- Андрей? Что ты здесь делаешь?

- Я? Работаю. А, ты? – Андрей от неожиданности отступил к стене. – Не ожидал здесь тебя увидеть. Давненько мы с тобой не общались.

- Даааа! Лет пять уже, наверное. В последний раз я тебя видел на выпускном. Как ты? Может быть, выпьем кофе? Внизу есть отличное кафе.

- Давай. Я заканчиваю работать через пол часа. За это время, я помогу тебе ознакомиться с тренажерами.

Спустя пол часа, они сидели в укромном углу уютного кафе, потягивая горячий, пенистый каппучино.

- Ну, как дела? – Павел пододвинул стул ближе к столу.

- Женился! – улыбаясь, сообщил Андрей, демонстрируя золотое, обручальное кольцо.

- Да ты что! Поздравляю! И сколько уже женат?

- Через неделю будет ровно год. Ну, а ты когда?

- Да вот, собираюсь только. Никак не могу выбрать, – Павел откусил большой кусок шоколадного пирожного. – Вот, перебиваюсь с хлеба на воду без жены.

- Ты с этим делом не тяни. Чем дальше, тем будет сложнее. Кандидатуры имеются?

- У нас в церкви много хороших девушек, но, как-то все не то, – Павел смущенно заерзал. – Мне нравится Надя, ну… ты ее знаешь, с нами заканчивала школу. Но боюсь, что у нее уже достаточно ухажеров.

- Надя? Иванова? – Андрей удивленно приподнял бровь. – Я думал, что она уже давно замужем. А, что тебе в ней нравится?

- Не знаю. Все. Она такая… утонченная, хрупкая, женственная, стильная, яркая.

- Ого, сколько эпитетов. И это все для одной Надьки Ивановой, – усмехнулся Андрей. – А как насчет добродетельная и богобоязненная?

- Ну, конечно она богобоязненная. Ты, что думаешь, я на неверующей женюсь? Для меня богобоязненность – это самое главное. Она и в хоре поет, и в Воскресной Школе занимается. В церковь ходит постоянно.

- А другие?

- Что другие?

- Ведь, другие девушки тоже и в церковь ходят, и в хоре поют, и не только это.

- Да… но….

- Но, они не Надя, – Андрей задумчиво сделал глоток.

- Да! Они не Надя! – в голосе Павла зазвучала нотка раздражения. – А что? Разве это не правильно?

- А я тебе скажу. За Надей ухлестывало больше половины нашего класса. Ты знаешь это не хуже меня. Как ты думаешь, почему?

- Ну… она… такая… – Павел задумался на долю секунды.

- Что?… Добродетельная?

- Она просто классная.

- Нет, Паша, она не просто классная, она модная, можно даже сказать – модельная. О ее добродетели мне сложно судить, боюсь быть субъективным, но причина, по которой у нее нет отбоя от ухажеров, далеко не в ее добродетели.

- Откуда тебе знать, почему она мне нравится? Может быть, меня в ней больше всего привлекает именно ее добродетель! – вызывающе вскинул голову Павел.

- Неужели? – усмехнулся Андрей. – почему же ты тогда не посмотришь на Ирину, знаешь о ком я говорю. Вот она действительно образец добродетели, это видно за версту, и никто не может этого отрицать.

- Ирину? – Павел удивленно замолчал. – Не знаю. Она конечно очень добрая, трудолюбивая и жертвенная девушка, но… я просто никогда даже и не думал о ней в таком смысле.

- А почему?

- Не знаю. Она… она… мне не нравится. Сложно сказать почему.

- А я знаю. Она тихая и незаметная, не часто появляется на сцене и не поражает воображение стильными нарядами по последнему крику моды. Проще сказать, она не яркая. Ведь, так?

- Не думаю. Не знаю. Я ж не могу заставить себя на ней жениться, если она мне не нравится внешне, правда? Ведь, Бог меня создал с чувством прекрасного и с влечением к красоте. Мне нравится Надя и все. Зачем мне думать о ком-то другом, если Надя и христианка и красивая? – Павел допил последний глоток каппучино. – Ты лучше расскажи, как ты поживаешь. А то мы все только обо мне говорим.

Дорогой Ужастик!

Пока могу тебя только похвалить, хотя хвалить очень не люблю. Но в случае с Павлом, похоже, победа будет на нашей стороне. Вау! Как легко он приобрел наш менталитет касательно женского пола и построения отношений. Он даже этого не замечает! Я думал, что он будет хоть немного признавать неверность своих взглядов и мучиться угрызениями совести, вспоминая, что «миловидность обманчива и красота суетна». Но, похоже, бес, который обрабатывал Павла до тебя, хорошо поработал.

Ах, как мне нравятся все эти журнальчики на кассах, ненавязчиво внедряющие наш идеал в подсознание молодых людей. Как я люблю рекламу, где все – начиная от косметики и стирального порошка, и заканчивая бургерами и столярным инструментом – рекламируют яркие длинноногие загорелые красавицы. Вот он – идеал красоты и женственности, которому поклоняются христиане!

Смешно то, что эти ничтожества думают, что имеют полное право на поклонение такой красоте, и яростно отстаивают это свое право. О, пусть! Пусть они считают, что раз чувство влечения к противоположному полу заложено в них Всевышним, значит, они имеют право но то, чтобы основывать свой выбор спутницы на основании ее внешнего вида, руководствуясь животными инстинктами. О, они конечно не признают, что внешность является главным решающим фактором в их выборе! Однако, когда их внимание обращают на замечательных во всех отношениях девушек, с невыразительной внешностью, они никогда не остановят на ней свой выбор. Классно! Когда их подсознательный радар настроен на определенную внешность, которую они считают красивой, они даже не замечают настоящих богобоязненных девушек. Им даже и в голову не приходит, что их можно рассматривать, как потенциальных спутниц. Они и понятия не имеют, что этот определитель красоты настроен нами – модой, рекламой, фильмами, и журналами, которые создают люди, преданные нашим ценностям и нашему определению прекрасного. Они не хотят настраивать свой взгляд на красоту Писанием, но, чтобы успокоить свою совесть и «все было чинно и по Писанию», пытаются найти богобоязненность в своих идеалах. Они дорисовывают богобоязненность там, где зачастую ее нет и в помине, и принимают внешнюю религиозность, за истинную добродетель, которую им так хочется видеть в своих избранницах. Какой тонкий обман.

Поздравляю, Ужастик! Павел крепко попался на этот золотой крючок.

Жду твоих следующих писем.

Твой Главнокомандующий

Подготовка к молодежному лагерю шла полным ходом. В большом зале ребята расставляли стулья и устанавливали колонки, а девушки обустраивали кухню, разбирая из коробок многочисленные продукты. Завидев Надино милое личико, Павел решил наведаться в кухню под предлогом помощи девушкам в перемещении тяжелых банок и кастрюль. Подойдя ближе, Павел понял, что безнадежно опоздал. Покачивая ножкой, Надя сидела на высоком стуле, около барного столика, а неподалеку, трое парней выгружали из коробки пакеты с овощами, банки с консервами и хлеб.

- Нет, Костя, не туда ставишь. Консервы складывай, в предпоследний шкафчик. Ванечка, развяжи, пожалуйста, вон тот узел на пакете с орехами. Еще один. – Надя все больше входила в свою роль. Павел невольно засмотрелся, облокотившись на косяк двери, и чуть не сбил входящую Иру, тянувшую по полу мешок картошки.

- Ой, Павел, извини. Посторонись, пожалуйста! Спасибо.

- А… Ира, привет! Проходи, – Павел рассеяно посмотрел на девушку.

Ирина улыбнулась и молча поволокла мешок в дальний угол кухни.
В это время, Надя заметила стоящего у двери Павла.

- А, Паша! Чего стоишь? Помоги ребятам расставить пачки с печеньем по полочкам!

- Конечно! Я уже иду.

Надя лучезарно улыбнулась: Спасибо. А то мы здесь уже сами не справляемся.

- Королева! – подумал Павел, разгружая коробку с малиновым печеньем.

Ужастик!

Пока меня все устраивает, но ты не расслабляйся. Помни, что в борьбе с мужчинами-христианами, стереотипы красоты – наше самое сильное оружие. Вот уж, точно поется, что «В раба мужчину превращает красота…» И они, рабы своих собственных похотей, даже не замечают золотых цепей, в которые заковано их сознание. Они искренне верят, что ищут в будущих спутницах добродетель, в то время как жаждут «красоты по-нашему». Замечательная методика. Если их умы достаточно проработаны, то они и не замечают существования других видов женской красоты, которые исходят из кротости, благодушия и внутреннего мира. О, как я ненавижу такую красоту! Пусть парни-христиане всегда будут слепы к ней. Пусть они видят лишь неидеальную талию, не слишком яркий цвет волос, не слишком модную одежду и мифическую «склонность к полноте».

Как же это смешно! Они не понимают, что абсолютно все девушки склонны к полноте и старению, и время будет также безжалостно к таким красоткам, как Надя, как и ко всем остальным девушкам. Даже после первых родов, от талии может не остаться и следа, зато станет явной духовная бедность, мелочность характера и внутренняя неотесанность. Вот, тогда-то мы будем победителями! Семейная жизнь со стареющей, брюзжащей «моделью», не научившейся контролировать свои желания, может оказать нужный нам, негативный эффект на общее развитие духовной жизни мужей таких «бывших красавиц». Оставшись у разбитого корыта, они поймут, как глубоко ошибались и начнут искать глубину отношений, понимания и женского внимания на стороне. А там и до измены недалеко. Но это будет тогда. А сейчас, пусть они просто не думают логически. Пусть они прогоняют всякую мысль о том, что в будущем внешность их модельной избранницы может измениться и останется пустота.
А сейчас, пусть они руководствуются своими сиюминутными желаниями, называя их «заложенным Богом стремлением к красоте».

Твой Главнокомандующий
Павел устал. Павел просил, молил. Господи, ну, где справедливость? Еще одна прожженная рубашка. Еще один подгоревший омлет. Вчера Надя объявила о помолвке с Иваном, а Ира о помолвке с Александром. А я? А как же я? Может быть, и можно было жениться на Ире. Андрей ведь говорил, что хорошая девушка. Внешне так себе, но наверное хорошая. Ведь, Александр же ее выбрал. А теперь что? Кого выбирать? Катя не нравится, Аня не нравится, Валя не нравится… Вот Лена, ничего так! Но Лена! У нее столько ухажеров. Все же, нужно будет пригласить на свидание. Вдруг повезет

       МНЕНИЯ          РАССУЖДЕНИЯ           ПОЖЕЛАНИЯ          ВОПРОСЫ

* Инструкция по использованию системы комментариев